22.02.2019      544      0
 

Денди и идеальный шопинг до Интернета

Среди чудаков в области выбора одежды самой яркой райской птицей является денди. Денди появился в…


Среди чудаков в области выбора одежды самой яркой райской птицей является денди.

Денди появился в Лондоне в начале XIX века, но у него были предшественники и в других местах. В модных хрониках Франции он фигурирует под следующими именами: Mignons (конец XVI века), Raffines (начало XVII века), Miguets (XVII век), Godelureaux (конец XVII века), Freluquets (XVIII век), Roues (XVIII век), Petit maitres (XVII век), Mirliflores (Людовик XVI), Muscadins (1793), Jeunesse doree (послереволюционная золотая молодежь), Merveilleux, incroyables (представители золотой молодежи), Lions (1830), Co-codes (вторая империя), Commeux (конец века).

Предшественниками денди в Англии были: Beau, Buck, Maccaroni, Pretty-fellow Exquisite, Tulip, Top, Spark, Swell и т. д.

Вновь я должен сослаться на различие, которое я делаю между чудаком и человеком с «заскоком». Например, графа Брюля, всемогущего министра саксонского курфюрства, никак нельзя назвать чудаком, хотя количеством и ассортиментом своего гардероба он превзошел бы любого денди. В его шкафах постоянно висели триста костюмов. И что самое странное, эти триста костюмов, по сути дела, означали только сто пятьдесят, потому что каждый костюм у него был в двух экземплярах. Он не любил долго носить один и тот же костюм, но не хотел также, чтобы частая смена одежды бросалась бы в глаза. Поэтому в случаях, когда какое-то торжество или прием очень затягивались, он заскакивал домой, чтобы поменять одежду. Но надевал он второй экземпляр того же самого костюма, чтобы не оскорбить чувства тех членов общества, карманы которых были более тощими. Конечно, не надо даже и говорить, что к каждому костюму полагалась отдельная трость и отдельная табакерка с нюхательным табаком. Они тоже были в трехстах экземплярах.

Было бы неправильно заявить, что этот замечательный человек имел детский ум. Его безгранично разросшийся гардероб был просто его заскоком. Чистым чудаком я считаю того денди, который живет ради нарядов. Его основа — одежда, а в ней ничего нет, пустота. Д’Оревиль в своем труде, посвященном денди, блеснул таким каламбуром: «Paraitre c’est etre pour les Dandys» Перевести его можно так: «Для денди существовать — означает выглядеть».

Самым высоким по рангу денди своего времени был король Георг IV. Теккерей в книге «Четыре Георга» пишет о нем: «Кем был, собственно говоря, этот Георг? Я прослеживаю всю его жизнь и не вижу ничего, кроме жеманного кивка головой, слащавой улыбки. Я попытался разобраться в нем и что же обнаружил? Шелковые чулки с прокладкой, чтобы икры казались массивнее, затянутая корсетом талия, украшенный золотым галуном камзол, орденская лента и звезда, ароматный носовой платок, блестящий темный парик, жилет, под ним другой жилет и больше ничего».

Георг был первым только в официальной табели о рангах. В табели денди его опережал друг и современник герцога Уэльского, полновластный правитель лондонской моды Георг Бруммель (1778-1840) по прозвищу Красавчик Бруммель (Beau Brummel).

Теория Бруммеля в отношении моды выглядела парадоксальной: «Надо выделяться таким образом, чтобы не выделяться». Он обращал на себя внимание не яркостью наряда, как это делал голубой человек, а наоборот, его подчеркнутой простотой. Но эту простоту он подчеркивал во всем с такой изощренностью, с которой не в состоянии сравниться самые шумные периоды истории мужской моды.

Три раза в день он менял рубаху. Над каждой парой перчаток трудились четыре перчаточника; один из них был специалистом по мизинцу, трое остальных работали над другими частями перчаток. У его обуви лакировать надо было и подметку, причем каждый день. По утрам он проводил три часа у туалетного стола. Его прической занимались сразу три парикмахера: один — впереди, другой — со стороны затылка, третий — с боков. Самым кризисным моментом операции по одеванию было повязывание галстука. По тогдашней моде к вечернему платью обязательным было ношение охватывающего шею и доходящего впереди до подбородка, а сзади собранного в пучок галстука из белого муслина. Бруммель прежде всего заказывал у художников рисунки с образцами узлов для галстука. Затем он выбирал подходящий для данного случая и приступал к изготовлению шедевра. Вначале он просто накручивал галстук на шею таким образом, чтобы он прикрывал и подбородок. Потом, стоя перед зеркалом, движением подбородка в разные стороны он сдвигал галстук под подбородок. После этого и осуществлялся главный трюк: одним движением завязать узел. И хотя он был величайшим мастером повязывания галстука, не всегда ему удавалось одним приемом уложить морщины в соответствии с рисунком, а на накрахмаленном материале хорошо видна была каждая складка. Если так случалось, он отбрасывал чистейший галстук и повторял попытку с другим. Говорят, в неудачные дни непослушные галстуки окружали его целыми кучами.

Если он направлялся на бал, носилки ожидали его уже в дверях комнаты, где он занимался туалетом, чтобы лишними шагами не нарушить безупречность общего впечатления. Носилки изнутри были обиты белоснежным шелком, а обувь с начищенными до блеска подметками покоилась на белой меховой подушке.

В большей или меньшей степени интересные подробности жизни Бруммеля не относятся к теме нашего разговора. Скажу только, чем все кончилось. С какой безупречностью умел он повязать галстук, так же безоговорочно промотал он и свое состояние. Когда из-за неоплаченных счетов на наряды ему грозила долговая тюрьма, он удрал на континент. Здесь несколько лет он влачил нищенское существование; бывший диктатор моды превратился в представителя давно устаревшей моды; позже он попал в богадельню и, забытый всеми, отупевший и опустившийся, там и скончался.

Этой короткой выдержкой я хотел только сослаться на дендизм. Кроме д’Оревиля, существовал еще один прекрасный историк дендиэма — Жак Боленже. В своей книге «Les Dandys» (Париж, 1907) он публикует библиографию в отношении Бруммеля и очень интересно, опираясь на достоверные данные, показывает мир денди в Париже столетней давности. Уличными фигурами Парижа занимается и книга Ch. Yriarte «Paris grotesque et les celebrites de la rue» (Париж, 1864).

Страницы истории


О том, как дендизм проник в Россию, кем были первые русские денди и чем они отличались от западных модников

При слове «денди» воображение сразу рисует красавца мужчину в элегантном костюме и начищенной до блеска обуви, обладателя изысканных манер и отрепетированных жестов. Однако дендизм — это отнюдь не только мода, расточительство и поза, а настоящая философия. О том, как дендизм проник в Россию, кем были первые русские денди и чем они отличались от западных модников.

Дендизм как философия

Золотой эпохой дендизма был XIX век. Отцом-основателем этого образа жизни стал английский светский лев Джордж Браммел — признанный «премьер-министр элегантности». Он не только обладал изысканным вкусом и был смел в выборе туалетов, но и отличался особой надменностью, холодной харизмой: Браммел с удовольствием играл роль саркастического садиста на публике.

Влияние Браммела было колоссальным: фаворит принца Уэльского, он был вхож в высшее общество и не боялся эпатировать публику. Со временем у него возникла армия поклонников, подражателей и союзников. Появился целый кодекс дендистского поведения: гордость под маской вежливого цинизма, отточенная холодность обращения, эксцентричность на грани фола, ироничные реплики по поводу пошлых манер или вульгарных нарядов. Со временем оформились три кита философии дендизма:

— Ничему не удивляться
— Сохранять бесстрастие, поражать неожиданностью
— Удаляться, как только достигнуто впечатление

Все три постулата проповедовали минимализм — самое главное в дендизме. Минималистская эстетика была универсальна для всех сторон жизни денди, распространяясь и на манеру поведения, и на внешний облик, и на стиль речи. Так что денди были лаконичны в высказываниях, сдержанны в одежде и наносили неприлично короткие визиты в салоны высшего света.

Денди были специалистами «в праздной элегантности», поэтому поддерживать такой образ жизни могли исключительно аристократы и представители творческих профессий. Дендизм пропагандировал осведомленность о литературных и музыкальных тенденциях, умение грациозно держаться в седле, предполагал фланирование по городским улицам, посещение светских мероприятий: опер, театров и балов. Нередко денди был не только поклонником дорогих вещей, но и коллекционером: галстуков, моноклей, часов, вин, тростей, произведений искусства. Тело денди тоже должно было соответствовать эталону: в почете были подтянутые фигуры и ухоженные кожа, ногти и волосы.

 

 


Об авторе: Купец первой гильдии

Ваш комментарий

#ЯКупец.Центр закупок

Почувствуйте себя Купцом —  cебя показать, на других посмотреть!

Ярмарка на Сарафан24.ру: Традиции и история торга
«Ярмарка превращала жизнь в своего рода сказку, наполняла её радостью, весельем, шутками, отключала от обыденности”, Н. А. Некрасов
Ярмарка!История торга и традиции
Более 400 человек приняли участие в забеге ROSCONGRESS SPIEF RACE

Более 400 человек приняли участие в забеге ROSCONGRESS SPIEF RACE

Первый день Петербургского международного экономического форума 6 июня начался с забега ROSCONGRESS SPIEF RACE. Более...

Бpитaнцы вce eщe любят пoxoды пo мaгaзинaм. Amazon oткpoeт дecять мaгaзинoв-oднoднeвoк пo Beликoбpитaнии

Бpитaнцы вce eщe любят пoxoды пo мaгaзинaм. Amazon oткpoeт дecять мaгaзинoв-oднoднeвoк пo Beликoбpитaнии

Бpитaнцы вce eщe любят пoxoды пo мaгaзинaм: «Oбъeдинив лучшee, чтo ecть в oнлaйн-пpoдaжax и пoкупкe тoвapoв в poзницу, мы пoмoжeм...

Как воспитать ребенка вне гендерных рамок? Рассуждает папа пятилетней девочки

Как воспитать ребенка вне гендерных рамок? Рассуждает папа пятилетней девочки

Мы много раз писали о вреде гендерных стереотипов: от насилия над женщинами до сексизма в отношении...

Освоение железа. Кто выковал кинжал Тутанхамона?

Освоение железа. Кто выковал кинжал Тутанхамона?

Насколько часто люди пользовались изделиями из метеоритного железа? Как долго хетты сохраняли монополию на...

Фестиваль Времена и эпохи 2019

Фестиваль Времена и эпохи 2019

«Времена и эпохи» — фестиваль истории, который посещают миллионы. В самом центре Москвы с 7 по 16 июня 2019 мы...